В. В. Березяк Бушанский скальный рельеф

 

В. В. Березяк Бушанский скальный рельеф

Статья посвящена исследованию известного Бушанского рельефа, вокруг которого в среде ученых продолжаются дискуссии относительно времени его создания, содержания композиции и т.п



Бушанский скальный рельеф

В. В. Березяк


В селе Буша Ямпольского района Винницкой области существует скальный рельеф, открытый профессором В. Б. Антоновичем в 1883 году. Именно с этих пор он становится известным широкому кругу научных работников. В своих работах обращались к нему В. Антонович, К. Мельник, Е. Сицинский, В. Гульдман, О. Спицин, М. Врангель, М. Голубец, Д. Антонович, Д. Щербаковский, М. Макаренко, Д. Айналов, О. Ромм, Б. Рыбаков, М. Алпатов, Р. Забашта. Здесь проводили археологические исследования археологи В. Даниленко (1961 г.)3, О. Формозов (1966 г.), И. Винокур и искусствовед Р. Забашта5 (1985, 1987 г.). Рельеф не находит единогласного мнения в кругах специалистов относительно времени возникновения, содержания композиций, художественных традиций, которые повлияли на его формирование.

Так, Б. Рыбаков, Г. Вагнер датируют его І-III ст., И. Винокур и Р. Забашта - II-V ст., М. Кондаков, К. Мельник, а также В. Даниленко - IX-Х ст., Г. Врангель - XI-XII ст., О. Спицин считал рельеф средневековым. Д. Щербаковский - таким, что не противоречит христианской идее, О. Формозов - не датировал его не раньше первой четверти XVI ст.
В любом случае, эта памятка уникальна. На рельефе изображено безлиственное дерево, на одной из ветвей которого сидит петух. Под деревом на коленях стоит человек с молебно сложенными руками. За ним на стоит величественный олень. В центре композиции, сверху, между рогами оленя и ветвью дерева - прямоугольная рамка, в которой еще в конце XIX столетия прослеживалась полустертая надпись, объясняющая сюжет памятки.

Площадь этой надписи имеет такие же следы выветривания, как и весь рельеф. Занимает надпись не какое-нибудь случайное, а почетное место. Так что нет смысла считать его неодновременным с самым рельефом. В. Даниленко сделал реконструкцию надписи: "Азм есмъ Миробог жрец Ольгов".

О. Формозов подчеркивает: "В 1883 г. надпись в рамке сохранилась не настолько, чтобы ее можно было прочесть, но все же настолько, что определить число срок нетрудно даже по фотографии - их четыре. Теперь внутри рамки линии строк уже не заметны, чувствуется лишь несколько мелких впадин"9. И. Винокур и Р. Забашта относительно содержания надписи, наследовали В. Даниленка. Мысль В. Антоновича, что рамка с надписью более поздняя, чем другие элементы рельефа, аргументированно отрицается О. Формозовым, что указывает: "Если согласиться с В. Б. Антоновичем и предположить более молодой возраст рамки с надписью, пришлось бы допустит, что в середине рельефа был оставлен нестесанный большой участок скалы, который позднее использовали для надписи.

Примыкающие к рамке, но не срезанные ею ветви дерева и рога оленя на барельефе также свидетельствуют об одновременности всех его частей. Мысль И. Винокура и Р. Забашты, что надпись могла появиться позже, чем сама рамка, кажется маловероятной. Во-первых, внутренняя часть рамки расположена на одном фоновом уровные с другими элементами рельефной композиции.

Во-вторых, линии-канавки, следы выветривания песчаника укрывают не только поверхность рамки и надпись, но и находят свое продолжение и за пределами рамки. В-третьих, характер и степень выветривания песчаника одинаков внутри рамки и за ее пределами. Автор проводил реконструкцию надписи, пользуясь фотографией В. Б. Антоновича, которая была увеличена в 3,5 раза, относительно первоисточника.

Упуская техническую сторону вопроса (методику реконструкции, укажем, что надпись на польском языке читается по строкам): "В городке Антополе 1524 года 3 июня осталась одна Бася". Зная текст надписи, можно предположить, что рельеф определенным образом связан с историей села Буши и городка Антополя. Эта забытая страница истории находит свое отображение в народных пересказах.

Рельефная композиция выбитая на скальной стене, очевидно, имела определенное отношение к спасению женщины в трагическое время уничтожения городка. Зная текст надписи, можно понять и содержание композиции памятки. Слева изображено "Дерево Жизни". Оно нарисовано схематично, без листвы. Подчеркнем, что художнику удалось обратить внимание исследователей более поздних времен на эту характерную особенность. Бушанское дерево отображает обратную сторону бытия - смерть. Ведь на его мертвой, сухой ветви сидит петух, который олицетворяет собой души погибших жителей городка. Искусствовед Р. Забашта указывает: "Эта птица издавна олицетворяет собою солнце, огонь, утреннюю звезду. Изображение петуха часто связывали с ритуалом жертвоприношения. Другие исследователи отмечают, что древние славяне во время погребального обряда сжигали петуха, что символизировало переселения души умершего в потусторонний мир.

Обратим внимание, что символическая птица обращена не в сторону восхода оленя-"солнца". Петух ориентирован в противоположную сторону, что очевидно, указывает на жертвенное содержание левой части композиции рельефа. Потому он, видимо, символизирует души погибших.

В центре рельефа изображена женщина, стоящая на коленях. Таким образом, она вместе оленем символизирует восход солнца, зарождение нового дня и продолжения жизни. Это и есть главная идейная канва произведения.

Часть научных работников относят Бушанский рельеф к памяткам культуры "языческих" времен. Они усматривают сложность композиции, ее непонятность в том, что рядом с изображением человека присутствуют изображения дерева, птицы, животного.

Учтем, что XVI ст.- это время, когда рядом с христианской верой бытует верование языческое, рядом с официальным христианским искусством бытует искусство народное, устои которого закладывались во времена дохристианские. Вот что пишет о мировоззрении людей XIII-XVI ст. Г. Никольский: "Даже попы и книжники" веруют у Перуна, "подкладывают им требы и куры им режут",- жалуется поучение неизвестного автора XIII в., а в XIV в. какой-то монах, устами летописи, называет людей, "дажьбожьими внуками". Эта старая вера живет еще и в XVI в. Кстати, в этой части Подолья, на кладбищах можно увидеть кресты, в виде дерева с обрубленной ветвью, которые символически перекликаются с безлиственным Бушанским деревом на рельефе. Таким образом, в XVI ст. сюжет рельефа был, бесспорно, понятным для подолян.




Коротко остановимся на проблемах историко-культурной интерпретации памятки. После трагических событий 3 июня 1524 года, в память об уничтоженном городке Антополе, погибших антопольцев, кто-то из новых поселенцев и выбил памятный рельеф на стене скальной расщелины, ставшей спасительным местом для женщины.


Логическим будет считать, что женщина была заказчиком памятного рельефа, тем самым она хотела не только принести благодарность в месте своего спасения духу-спасителю, но и отправить вечный, скорбный молебен за души погибших антопольцев.

Часть научных работников относят Бушанский рельеф к памяткам культуры "языческих" времен. Они усматривают сложность композиции, ее непонятность в том, что рядом с изображением человека присутствуют изображения дерева, птицы, животного.

Учтем, что XVI ст.- это время, когда рядом с христианской верой бытует верование языческое, рядом с официальным христианским искусством бытует искусство народное, устои которого закладывались во времена дохристианские. Вот что пишет о мировоззрении людей XIII-XVI ст. Г. Никольский: "Даже попы и книжники" веруют у Перуна, "подкладывают им требы и куры им режут",- жалуется поучение неизвестного автора XIII в., а в XIV в. какой-то монах, устами летописи, называет людей, "дажьбожьими внуками". Эта старая вера живет еще и в XVI в.

Кстати, в этой части Подолья, на кладбищах можно увидеть кресты, в виде дерева с обрубленной ветвью, которые символически перекликаются с безлиственным Бушанским деревом на рельефе. Таким образом, в XVI ст. сюжет рельефа был, бесспорно, понятным для подолян.


Остановимся на проблемах историко-культурной интерпретации памятки. После трагических событий 3 июня 1524 года, в память об уничтоженном городке Антополе, погибших антопольцев, кто-то из новых поселенцев и выбил памятный рельеф на стене скальной расщелины, ставшей спасительным местом для женщины. Логическим будет считать, что женщина была заказчиком памятного рельефа, тем самым она хотела не только принести благодарность в месте своего спасения духу-спасителю, но и отправить вечный, скорбный молебен за души погибших антопольцев.


Более поздно, очевидно в конце XVI ст., в скальной расщелине поселился один из жителей нового селения - Буши - священнослужитель церкви. Он не остался неизвестным, так как дважды записал свою фамилию с инициалами на стенах скального помещения. Одна надпись помещается при входе в келью, где он жил, вторая - в самой келье, над нишей-лежанкою. Надписи сделаны шрифтом антиквой. Два первых слова писаны сокращенно, о чем свидетельствуют точки, поставленные после них. Начальные буквы написаны большим шрифтом:
KAI. H. PEYUNIAN

Надпись читается, как нам кажется,- Каетан Пеуниан, сын Христоса, то есть - священнослужитель (первое слово - имя, третье, последнее слово - фамилия, итак, литера Н указывает на отцовство). Но почему только одна буква? Н - Христос. Каждый церковнослужитель называет себя сыном господним, сыном Христоса. Имеет ли какое-то отношение к созданию рельефа К. Пеуниан?

Палеография надписи, что читалась в рамке, и упомянутые инициалы - различна. Допускают, что церковнослужитель никакого отношения к созданию рельефа не имеет. Хотя к приведению в порядок скальной расщелины, создания бытовых помещений, ниш, перекрытия "крышей" он, очевидно, имеет непосредственное отношение.
Экспедицией 1987 г., над скальной расщелиною выявлены фундаменты здания XVI-XVII ст., ориентированные относительно сторон света. Е. Винокур считает, что это фундаменты церкви. Можно сделать смелое предположение, что это была церковь святой Барбары - Басе - Буше, так как ее возникновение, бесспорно, связано с существующим рельефом и его "легендой".

1654 г. во время известной осады Буши польским войском, поселение было уничтожено. Во время пожара сгорела и церковь, разрушилось и перекрытие "пещеры". Следы пожара подтверждаются материалами экспедиции 1987 г.
Поселение Буша впервые в документах упоминается в 1589 г., а как город - в 1606 г. С начала XVII ст. начинается быстрая застройка поселения. В 1654 г. в Буше начислялось 7 церквей, ведь город был в то время и значительным религиозным центром этой части Поднестровья.


Литература

Антонович В. Б. Дневники раскопок курганов по разным местностям Украины 1874- 1886 гг. // ЦНБ НАН Украины, отдел рукописей, шифр І - 7892, арк. 63-65.
Антонович В. Б. О скальных пещерах на берегу Днестра въ Подольской губернии // Труды VI АСС.- Одесса, 1886.- Т. 1.- Табл. XII.- С. 86-102; К. М.(ельник). Путевые очерки. Подолия // Киевская старина.- 1885.- Т. XIII - сентябрь - С. 675-683; Сецинский Э. Археологическая карта Подольской Губернии // Труды XI АСС.- Г., 1901.- Т. И.- С. 277, 278; Гульдман В. К. Памятники старины въ Подоліи.- Каменець-Подільський, 1901.- С. 51-53; Спицын А. А. Археологические разведки.- Спб., 1908.- С. 84; Врангель Н. История скульптуры // Грабарь Й. История русского искусства.- Г., 1910-1915.- Т. 5.- С. 13; Голубец М. Украинское искусство.- Львов; Киев, 1918.- С. 15; Антонович Д. Сокращенный курс истории украинского искусства.- Прага, 1923.- С. 17, 18; Щербаковский Д. Украинское искусство. 1926.- Вып. 2.

.- С. 95; Айналов А. В. Искусство Киевского периода // История русской литературы.- Г.; Л., 1941.- Т. 1.- С. 27; Ромм А. Г. Русские монументальные рельефы.- Г., 1953.- С. 6, 7, 9; Рыбаков Б. А. Искусство древних славян // История русского искусства.- Г., 1953.- Т. 1.- С. 51, 66; Алпатов М. В. Всеобщая история искусств.- Г., 1958.- Т. 3.- С. 17; Забашта Р. В. Гипотезы и факты о рельефе из села Буши // Октябрь.- 1983.- № 7.- С. 135, 136; Забашта Р. В. Рельеф с. Буши - выдающаяся памятка древнеславянской культуры // Народное творчество и этнография.- 1983.- № 6.- С. 57-60. Формозов А. А. О наскальном рельєфе близ с. Буша в Поднестровье // СА,- 1968.- № 2.- С. 103-110. 5 Винокур Й. С., Забашта Р. В. Отчет об исследованиях в с.Буша Ямпольского р-на Винницкой области // НА ІА НАН Украины, шифр 1985-41, 1987-171; Винокур Й. С. Исследования на месте Бушанского рельефа // АО.- 1987.- С. 316, 317; Винокур 1. С., Забашта Р. В. Раскопки в Буше // Памятки Украины.- 1986.- № 4.- С. 21, 22.


Создан 03 мар 2007