Средневековая география ( подг. Скорина Анна )

 
 

Средневековая география ( подг. Скорина Анна )




Средневековая география и
географические открытия.

В средние века на смену рабовладельческому строю пришел более прогрессивный феодальный строй. Но вначале средневековья производительные силы были слаборазвитыми., и значительное влияние на наукку оказывала религия. В это врмя материалистические взгляды античных ученых были забыты, идея шарообразности Земли отвергнута. Косьма Индикоплов ( VI в. ), автор «Хритстианской топографии Вселенной», утверждает, что Земля имеет форму скинии, т.е. представляет собой четырехугольник, напоминающий ящик, который окружен океаном. В сушу океан вторгается Римским ( Средиземное море ), Аравийским, Персидским, Каспийским заливами. Другие географические взгляды этого купца, а потом монаха такие же нелепые. Эти и аналогичные суждения были тесно связаны с христианскими понятиями. Они отразились и на картах того времени, в центре которых находился иерусалим, к востоку от него- рай и т.д. Однако религия оказала и положительное влияние на развитие науки: в монастырях велись летописи, создавались описания, собирались и печатались книги. Главная черта феодального периода- изоляция, разобщенность людей.
Основные достижения географии в период с V по XV в. сводятся к территориальным открытиям. Движения вперед теоретической мысли не было, более того, во многих отношениях по сравнению с геграфией антисного времени был сделан шаг назад. Из территориальных открытий мы становимся на путешествиях норманнов, Марко Поло, …………..
Норманнами называют жителей Скандинавии. Они обитали вблизи побережья и были искуссными мореплвателями, соврешали набеги на Англию, Голландию, Францию, доходили даже до Кнстантинополя и северной Америки. Захваченная ими северная Франция получила существующее до сих пор название “Нормандия”. Время, когда жили норманны, иногда именуют также “эпохой викингов”. По одному из толкований, слово “викинг” означает “человек из залива”. Действительно, в Скандинавии много длинных извилистых заливово- фьордов.
Начиная с VIII в. норманны совершали набеги на Оркнейские, Фарерские, Шетландские острова, расположенные вблизи Британии. В 867г. норманн Наддот открыл Исландию, правда, такое название она получила позднее ( Исландия- «Ледяная страна»), а колонисты основали поселок Рейкьявик ( ныне столица этой страны ). В 985 г. норманн Эрик Рыжий отурыл Гренландию ( «Зеленую страну»), и через некоторое время на южном берегу возникла колония. Дальнейшие плавания норманнов ( Бьярни иЛейфа Счастливого ) на запад привели к открытию Северной Америки. Это случилось между 987- 1000 гг. Точных указаний на то, какие места Северной Америки посетили норманы, нет. Побывали ли они на Лабрадоре, или Ньюфандленде, или в других местностях, историки геграфии точно сказать не могут. С большей уверенностью они говорят о территории, названной норманнами Виндланд; видимо, эта местность расположена к югу от Нью- Йорка. Сомнения историков географии объясняются тем, что норманны, давая открытым ими территориям свои названия, не указывали их точное географическое положение. Носам факт открытия норманнами Северной Америки задолго до Колумба споров не вызывает.
На первый взгляд поражает легкость, с которой викинги достигали весьма отдаленных и по тем временам труднодоступных территорий, преодолевая большие пространства Северной Атлантики. Не умаляя смелости и находчивости норманнов, их искусства строить прочные , хорошо державшиеся на волнах суда, все- таки следует отметить, что они едва ли бы добиться таких успехов, если бы им не способствовали природные условия. X-XII вв.- это время климатического оптимума исторического периода, т.е. климат тогда был мягч, чем сейчас, а ледовитость морей- меньше. Если бы не эти природные условия, то викингам едва ли удалось бы плавать в районе 65-й параллели. Вспомним, что Гренландию они назвали «Зеленой страной», известно, что колонисты занимались скотоводством, т.е. здесь были пастбища. Лишь впоследствии эти местности покрылись льдом. В исландских сагах ( сказаниях ) льды как препятствия для плавания не упоминаются. Примерно до 1200 г. охотники на китов и тюленей плавали к берегам Шпицбергена и Новой Земли.
Таким образом, в эпоху викингов в Арктике было меньше многолетних льдов, чем сейчас. Это подтверждают и находки на Шпицбергене среди отложений ледника тундровых растений, относыщихся к данному периоду. Более теплый климат X- XII вв. оказал влияние и на ландщафты и деятельность человека, особенно в северных районах.
Впоследствии открытия норманнов были забыты, и научного влияния они не оказали. Но викинги разведали новые пути, которые использовались в дальнейшем как в военных, так и в торговых целях, например знаменитый путь “из варяг в греки”.
В начале VII в. разрозненные мелкие западно славянские владения чехо- моравских плмен, расположенные главным образом в бассейне верхней Лабы и Моравы, подверглись нападению кочевников- аваров. Борьбу с ними в 622- 623 гг. возглавил Само ( (Самослав ?), вероятно франкский купец, или славянин, долго живший срди франков и ходивший по славянским землям с торговыми целями. По свидетельству хрониста Фредегара, писавшего в 640- 660 гг., т.е. очевидца событий, Само прибыл в страну «для торговли во главе целого отряда». В те времена, особенно в период войн, купцы нередко командовали дружинами. Для успешного отражения агрессии Само объединил ряд племенных княжеств в единое государство Само- первую державу западных славян. Нанеся поражение аварам, он в 631 г. разгромил франков и в ходе борьбы с ними раширил территорию страны на северо- западе за счет земель сербо- лужицких племен, обитавших в бассейне Лабы. В итоге западные славяне ознакомились и освоили бассейн верхней Лабы, в том числе долины рр. Влтавы и Огрже, все течение Моравы, Вана и Грона, верховья Одры и междуречье Сала ( Заале )- одра с Бубром до широтного отрезка р. Спрева ( Шпре ) на севере. Они, следовательно, положили начало открытию Судет и Бескид и продолжили открытие Чешско- Моравской возвышенности, Рудных гор, Западных Карпат, Чешского Леса и Шумавы, начатое римлянами.
Король франков Карл Великий начал проводить агрессивную политику с 771 г. Он возглавлял многочисленные военные походы против племен саксов, лютичей, чехов и лужицких сербов. В пограничных областях он создавал марки- крупные военные округа- во главе с марк- графами и принудительно крестил население захваченных земель. Христианизация сопровождалась массовыми казнями непокорных. Для вас наибольший интерес представляет его поход 79 г.: Карл вторгся на территорию лютичей ( полабских славян) близ широтного отрезка течения Лабы, у 52º с.ш., и с боями прошел на свер через их земли доберега Балтики. При этом он форсировал правый приток Эльбы- р. Гавела ( Хафель ). В результате франки захватили междуречье Лабы и Одры, 12- 14º в.д., ознакомились с побережьем Мекленбургской и Поморской бухт Балтийского моря и нижним течением Одры.
Владетель «мелкопоместного» Нитранского княжества в междуречье левых притоков Дуная Нитра- Ипель, 18- 19º в.д., князь Святополк ( Святоплук ). вел длительную двойную политическую игру, стремясь присоединить земли своего северо- западного соседа- моравского князя. Он пошел на союз с германскими феодалами и захватил престол Моравии. Но в 871 г. был низложен и увезен в германские земли, а вкняжеские стали хозяйничать его «покровители». Восстание народа, вспыхнувшее в результате этих событий, подавить не удалось, и иноземцам пршлось обратиться за помощью к Святополку. Во главе болшого немецкого войска он подошел к столице Моравии Велеграду, переметнулся на строну восставших и разгромил захватчиков. Однако и у славян силы были на исходе- Святополку пришлось признать себя вассалом германского короля и выплачивать ему дань.
Зависимое положение не помешало Святополку интенсивно увеличивать свои владения. На юге в 874 г. он достиг р. Дравы, на севере превалил Судеты и Западные Карпаты, захватив земли ополян и слензан в бассейне верхней и средней Одры и вислян в бассейне верхней Вислы. На востоке он овладел территорией карпатских племен в Бескидах и вышел у 22º в.д. на правые притоки верхней Тисы. Небольшое моравское княжество к концу IX в. превратилось в Великоморавскую державу. Благодаря походам Святополка в 874- 885 гг. мораванам стали известны вск Судеты ( 310 км ) и Западные Карпаты ( около 400 км ), в том числе Татры- самый высокий горный масив Карпатской дуги; было положено начало открытию бассейна Вислы, завершено открытие Одры.
В последней трети IX в. в бассейне верхней Вислы, согласно «Житию Мефодия», составленному не позднее первой половины X в., возникло Малопольское государство. К 885 г. его границы на северо- востоке- рр. Сан , Вепш и Западный Буг. Иными словами, висляне освоили бассейн средней Вислы до 52º30´ с.ш.
Завершение открытия Центральной Европы связано с первыми князьями Великопольского государства, сложившегося во второй половине X в. в земле полян, бассейн Варты, притока Одры. В 60-х гг., согласно хронике сакса Видуктнда, Мешко I завоевал и присоединил мирным путем земли куяван, серадзян и ленчицан в междуречье верхней Варты- нижней Вислы до болотистой р. Нотець у 53° с.ш. Вероятно, он овладел и Мазовией- территорией племени мазовшан в долине средней Вислы между 51° 30`- 53° с.ш. В конце X в. от имени Мешко составлено описание границ Великопольского государства, по существу первая географическая характеристика бассейна Одры и Вислы. Дело отца, умершего в 992 г., продолжил Болеслав I Храбрый. К 1000 г. он завоевал земли поморян, обитавших в междуречье нижней Одры- нижней Вислы; Польское государство завладело Поморьем и побережьем Балтики на протяжении около 400 км.
Шведские крестоносцы, как и западноевропейские, с мечом в руке, именем господа на устах и жаждой наживы в сердце начли завоевание Финляндии. К середине XII в. эта страна, которую ее коренные жители называют Суоми, была заселена разрозненными финскими племенами, главным образом южная приморская полоса, посещавшаяся новгородцами,- земля «Сумь и Емь» русских летописей: вся же остальная территория, покрытая дремучими лесами, изобилующая озерами, была почти безлюдной. Возможно, что новгородцам были известны и некоторые внутренние районы Финляндии, и небольшие участки восточного побережья Ботнического залива ( Каяно моря ). Но систематическое обследование страны с целью ее завоевания и колонизации начали шведы. Шведским вторжением в Юго- Западную Финляндию в 1157 г. руководил король Эрик Святой, организовавший первый крестовый поход против финнов. Он высадился с войском в устье р. Аурайоки, прихватив с собой еископа Генрика. Тамошние жители были разбиты и насильно крещены. Юго-западная низменная часть Финляндии стала шведской колонией Нюланд ( «Новая страна» ). Генрик успел распространить «святую веру» вдоль побережья Ботнического залива к северу на 150 км, но в 1158 г. был убит.
Свободные земли в юго- западной полосе Финляндии начали занимать шведские поселенцы. Медленно, в течение целого века, шведы распространялись на восток, вдоль северо- западного берега Финского залива. Продвижение их во внутренние районы Финляндии, пока еще неглубокое, связано со вторым крестовым походом, который организовал ярль ( «правитель» ) Швеции Биргер в 1248 г. Для закрепления шведской власти в стране тавастов ( финны- хямя, «ямь» или «емь» русских летосписцев ) Биргер основал в 10 км к северу от берега Финского залива крепость Тавастехус ( г. Хяменлинна ). В 90-х гг. XIII в. несколько крестовых походов на воток от области тавастов предпринял шведский феодал Торгиль Кнутсон. В Западной Карелии, на берегу Финского залива, 50 км к югу от озера Сайма, Кнутсон заложил г. Выборг. Опираясь на него, шведы могли осуществлять двойной конроль: над важнейшим морским путем новгородцев- через Финский залив в Балтику и над их внутренним водным путем- через Ладожское озеро вверх по Вуоксе в систему Сайменских озер, в глубинные районы страны «Сумь и Емь».
От Або шведы- колонизаторы, сопровождаемые монахами и поселенцами, очень медленно, но упорно продвигались также на севр, организовывали на побережье Ботнического залива свои опорные пункты и ставили церкви. Они не рисковали проникать далеко на восток в неведомые северные лесные районы и освоили лишь узкую ( 30- 50 км ) полосу низменного восточного берега Ботнического залива. Освоение западного берега залива шло быстреее: около 1300 г. поселения шведов появились в полосе между 64 и 65° с. ш.- в низовьях Умеэльв, Шеллефтеэльв и других рек, пересекавших область Вестерботтен. Однако представления шведов о финских озерах были так слабы, что даже на картах XVI в. они сливались в один огромный водоем.
Немецкий летописец XI в. Адам Бременский в «Истории архиепископств Гамбурга и Бремена» дал первое описание Швеции и Норвегии, «…двух наиболее крупных королевств Севера». Сведения о них он получил от короля данов Свена II Эстридсена, 12 лет воевавшего в Скандинавии, которую король считал островом. «…Норвегию [ по ее длине] с трудом можно пересечь за месяц, а Швецию- за два. Обе страны заполнены очень высокими горами, более высокими в Норвегии, которая окружает Швецию с ее Альпами. О Швеции древние авторы…молчат. Шведская земля исключительно изобильна, богата фруктами и медом… реками и лесами… Норвегия- самая северная страна в мире… она протягивается в самую дальнюю северную зону, благодаря чему и получила свое название. Она начинается высокими утесами у моря, обычно называемого Балтика, затем протягивается [ узкой] полосой на север…где уставший мир подходит к концу… Из-за скалистости ее гор и черезмерного холода. Норвегия- наиболее неплодородная из всех стран, пригодная лишь для скотоводства… [ Ее жители] питаются молоком, мясом овец и используют шерсть на одежду. Бедность заставляет их бродить по всему миру и из пиратских рейдов домой они доставляют в огромных количествах богатства [ ограбленных] земель…»
Саксон Грамматик, первый дасткий историк, начал свой труд после 1179 г., а закончил до 1208 г. «Датская история» состоит из двух частей. Первая, до 936 г., основана, кроме деталей, на сагах и прочем фольклоре. Во второй, строго исторической части излагаются события 936- 1206 гг. по рассказам современников ( главным образом датского епископа- крестоносца Абсалона ) и по личным наблюдениям Саксона. Примерно поло введения к своему труду он отвел для первого географического описания Дании. « Внешние границы нашей страны… только частью проходят посуше, [большей же ] частью она окружена водами ближних морей. Центр [ Дании ] обтекает со всех строн океан, образуя много островов, между которыми он то пролагает извилистые, узкие, изогнутые проливы, то широко разливается, создавая обширные заливы…»
Характеристику основных районов страны Саксон начинает с Ютландии, которая до 1864 г. целиком принадлежала Дании, как и цепь Северо- Фризских о- вов: « Ютландия благодаря ее величине [около 40 тыс. км² ] и положению стоит на первом месте в датском королевстве… От Германии Дания отделена пограничной рекой Эйдер; на север простирается на большое расстояние… до берега Норвежского моря [ до проливово Скагеррак и Каттегат]. В Ютландии есть Лим- фьорд, столь богатый рыбой, что он, кажется, доставляет жителям больше пищи, чем вся пахотная земля. Поблизости лежит Малая Фризия [ Северная Фрисландия, юго-западная полоса Ютландии с Северо- Фризскими о-вами. Тогда она имела иные очертания, так как позднее, особенно в 1634 г., была прорвана морем в разных местах во время сильных штормов], которая отодит от одного из мысов Ютландии и отступает на восток со своими глубокими низинами и обрывами; но земли там затопляются океаном и благодаря этому очень плодородны… [ Однако ] при сильных бурях плотины, которые обычно задерживают морские валы, прорываются и массы воды разливаются по полям, поглощая иногда не только урожай, но и людей…»
Два крупнейших датских острова ограждают Норвежское море от восточного ( для датчан ) Балтийского моря: «К востоку от Ютландии находится о. Фюн, отделенный от материка узким проливом [ Малый Бельт ]… к востоку от него лежит Зеландия [7016], прославленная своим плодородием. Она… является центром Дании, так как со всех строн одинаково удалена от внешних границ». Дании тогда принадлежали Сконе, крайний выступ Скандинавского п-ова, и последние прибрежные области Халланд, у Каттегата, и Блекинге, простирающаяся до входа в Кальмарский пролив, между Южной Швецией и шведским же о-вом Эланд. «Ютландия отделена проливом [Эресунн, или Зунд ] от Сконе. Далее примыкают Халланд и Блекинге, выступающие от Сконе, как два изогнутых и извилистых сука от одного ствола [ по направлению ] к Етланду [Страна етов, южноскандинавского племени, родственного свеям. В X в. соседние раннефеодальные государства етов и свеев, слившись, образовали единую Свериге- Швецию] и Норвегии. От южного берега каменистая тропа ведет в самые пустынные места Веренда [озерного района в Южной Швеции, у 57° с.ш. ]».
Кортоко Саксон говорит о Норвегии: «Неплодородная , усеянная повсеместно скалами развалин. В самой северной ее части скрывается не на одну ночь дневное светило, а затем долго светит, пренебрегая суточной сменой дня и ночи». Норвегия на востоке граничит со Свеаландом ( страной свеев ) и Етландом «и с обеих строн окружена соседним океаном»; опасно плавание на север от Норвегии «через громадный морской рукав… и лишь немногие из тех, кто осмеливается идти туда, радуются счастливому возвращению».
Саксон знал, что Скандинавия- полуостров, соединенный на северо- востоке полосой суши с материком Европы. Правда, тогда ширина полосы преуменьшалась почти вдвое: «…верхний рукав океана [ Каттегат с его южными ветвями], который рассекает Данию и омывает ее, образует большую бухту у южного берега Етланда. Однако нижний рукав океана, который обтекает севрные берега Етланда и Норвегию, поворачивает, сильно расширяясь, на восток и ограничен [ на юге] очень изогнутым берегом. Этот конец моря наши предки называли Гандвик. Между ним и южным морем [ Ботичесикм заливом] лежит малая часть материка, по обе стороны которой плещется море. Не будь этой природной преграды… морские рукава, слившись, превратили бы Свеаланд и Норвегию в единый остров… Области к востоку от этих стран населяют скрик- финны [ искажение старого слова «скрит», современное «скриде»- скользить; «скритфинны»- скользящие ( на лыжах ) финны]». Но о более далеких странах Саксон Грамматик слышал лишь то, что там живет «смесь разных варварских народов».
Территорию, прилегающую к северной части Ботнического залива и включающую бассейны рр. Питеэльв, Лулеэльв, Каликсельв, Торнийоки и Кемийоки, т.е. шведский Норботтен с пограничной полосой Финляндии, начали осваивать прибывшие с юга поселенцы, и с первой половины XII в. она уже фигурирует в шведских документах. В последней четверти XIII в., при короле Магнусе Ладулосе, было проведено первое размежевание шведских феодальных владений и заселение незанятых зеель на севрном побережье Ботнического залива. Движение туда поселенцев шло не только вдоль западного, но и вдоль восточного берега залива. Такой вывод можно сделать из того, что вскоре начался ожесточенный спор между епископами Упсалы и Або о границе их епархий на севере. После долгих препирательств эту границу провели по Кемийоки.
В 1335 г. архиепископ упсальский, не согласуя вопроса с финляндским- церковной и светской- властями, разрешил короевскому рыцарю Нильсу Амбьернсону вступить во владение землями- до долины Питэльва. Впрочем, ни Кемийоки, ни Питеэльв, как и прочие реки Южной Лапландии, тогда не были прослежены шведскими колонистами до их верховьев.
В истории исследования Европы сухопутные походы крестоносцев сыграли как будто небольшую роль. Единственным заметным результатом их было пресечнение «всей Европы», что отметила еще Анна Комнина. При этом некоторые отряды завершили полное пересечение материка с северо-запада на юго- восток. Так, Роберт Фландрский прошел Европу от Брюгге через Салоники до Константинополя, т.е. от Северного до Эгейского и Мраморного морей.
Гораздо значительнее были косвенные результаты сухопутных походов. В отрядах крестоносцев были грамотные люди, как правило, «из духовных». Они делали записи, делились имим с образованными людьми, также в большей части клириками, и некоторые из непосредственных участников крестовых походов стали их историографами. В десятках хроник рассеяны историко- географические и этнографические черты, дающие новый материал о географии и населении ряда пересеченных крестоносцами областей, особенно придунайских. Далеко не все пути, по которым двигались отдельные отряды крестоносцев, были хорошо известны римлянам, еще меньше- хорошо ими описаны, а римские дорожники давали в основном только голый перечень географических пунктов. Правда, крестоносцы всегда шли торными дорогами. Идти непроторенными путями «святое воинство» просто не могло, да и не хотело. Неорганизованные, плохо экипированнные и почти поголовно неграмотные, крестьяне- крестоносцы предпочитали большие дороги, от города к городу, где надеялись на помощь богомольных местных христиан, грабя придорожные селения и совершая короткие «экскурсии» за провиантом и одежой в сторону от дороги. А рыцарские отряды налагали контрибуции и на значительные города, устраивали в некоторый еврейские погромы, грабили и христиан, а спротивляющихся убивали. И, как правило, хорошо вооруженным рыцаским отрядам на пути к Константинополю это сходило с рук, а бóльшая часть бедноты полегла на дорогах Венгрии и балканских стран.
Во время морских походов итальянские комрчие основательно изучали берега Южной и Юго- Восточной Европы, составляли и дополняли описания береговой полосы, чертили примитивные карты. Часть этого материала, поступавшего в распоряжение судовладельцев, передавалсь, конечно не бесплатно, специалистам- картографам, жившим в крупных портовых городах и во Флоренции ( для нее в связи с угасанием Пизы важнейшим выходом к морю стал г. Ливорно). В результате появились довольно точные карты (портулаты) Лигурийского, Тирренского, Ионического, Адриатического, Эгейского, Мраморного, Черного и Азовского морей. А с помощью главным образом итальянских ученых- астрономов и «космографов» была установлена сравнительно верная конфигурация Средиземного и Черного морей и всех полуостровов Южной Европы, от Пиренейского до Крыма. На портулатах, или компасных картах, пришедщих на смену овальным ( колесным ) картам раннего средневековья, подробно наносилось побережье с массой геграфических названий. В ряде точек изображались компасные сетки для облегчения прокладки курса судов.
В XV в. безвестные польские землемеры и сборщики налогов исходили вдоль и поперек всю Польшу и Литву. Они познакомились от истоков до устья не только с главными реками обих государств, но даже с их малыми притоками. Свои наблюдения и отчеты ( реляции ) они передавали по инстанциям, и в конце концов эти документы поступали в архив.
В середине XV в. краковский каноник и дипломат Ян Длугош начал писать «Историю Польши», доведенную до 1480 г. ( год его смерти ). Он использовал, кроме исторических документов, хроник и русских летописей, также архивные топографические материалы и по ним составил первое обстоятельное географическое описание страны, поместив его во введениии к своему труду «Хорография государства Польского». Длугош описывал эту обширную часть Европы, от Одры до Днепра, по бассейнам семи рек: пяти главных и двух крупнеших притоков Одры и Вислы- Варты и Западного буга. Он пречислял даже небольшие польские реки и указывал, обычно точно, их истоки и устья. Такие детали дают основание предполагать, что во время работы над «Хорографией…» Длугош пользовался какой-то не дошедшей до нас очень подробной картой Польши с нанесенной на нее густой гидрографической сетью. Но нигде он не отмечал длины рек.
Рассказывая о Висле и сети ее притоков, включая систему Буга, Длугош называет около 100 рек; характеризуя Одру с ситемой Варты,- около 50. Но реки Литвы в границах того времени описаны далеко не так подробно: в бассейне Немана Длугош называет только девять рек, Днестра- 14, Днепра- 15 ( от Березины до Роси ), и притом с большими ошибками. Истоки Вислы и ее верхних правых притоков, в том числе Сан, но Длугошу, находятся в «горах Сарматских». Этим термином античных авторов он, несомненно, обозначал северные гряды Карпат, в частности Бескиды. Длугош хорошо их знал: ведь он жил в Кракове, на верхней Висле, у 50 ° с.ш., примерно в 150 км от ее истока, а вершина Бескид, г. Барья, котрую он упоминает среди немногих «заметных» гор Польши, поднимается в 50 км к юго- западу от Кракова. Впрочем, Длугош употребил и термин «горы Бескиды» для участка Карпат, где берут начало Сан, Днестр и его приток Стрый. Теперь этот участок между 20 и 23° в.д. называют Бещадами и относят его к Восточным Карпатам, а соедние Ннизкие и Высокие Бескиды- к Западным Карпатам.
Вообще Длугош очень мало места уделяет рельефу страны, объясняя это невнимание тем, что «… в королевстве Польском гор меньше, нежели в других странах, так как оно расположено на равнинах…» Потому-то Длугош отнес к «заметной» даже Лысицу (611м) в Свентокшиских горах, на левобережье Вислы. Из действительно «заметных» гор он называет Татры, поднимающиеся за польской границей до 2655 м ( высшая точка Карпат ). С севрного склона Татр течет и впадает в Вислу выше Сана, среди притоков Вислы Длугош отмечает Пилицу, Вепш и Буг с Наревом. Истоки Буга, по Длугошу, находятся в «Сарматских горах». На самом деле Буг начинается на северо- западном крутом уступе Подольской возвышенности. За устьем Буга Висла несет свои воды и запад и севро- запад, принимает слева текущую с севера чере цепь озер р. Брда, поворачивает на север и впадает в Гданьскую бухту.
Одра, по Длугошу, начинается в Татрах. Это ошибка, хотя и не очень грубая, даже для нашего времени. Правда, левый, главный исток Одры назодится в межгороной котловине, на стыке Западных Карпат и Судет, но ее правый исток ( Ольше )- Силезских Бескидах, всего в 60 км северо- западнее Татр. Выйдя на равнину, Одра принимает слева Бубр и Нысу- Лужицку ( нейсе ), а ниже справа- Варту и впадает в Щецинский залив. В Варту, пересекающую всю Великопольскую низменность ( «Великую Польшу» ), в низовьях впадают слева Обра, справа- Нтець, который в верховьях проходит через ряд озер. Из них Гопло ( 23 км² ) Длугош называет одним из «знатнейших» польских озер ( а также Длугош пречисляет сотню таких ( и еще меньших ) озер, из 9,5 тыс. известных теперь на территории Польши ). Итак, Длугош дал в своей «Хорографии» первое правильное описание только двух речных систем- Вислы и Одры. Однако общая площадь их бассейнов около 310 тыс км², и поэтому труд Длугоша справедливо оценивается польскими историко- географами как очень большое достижение средневековой географии континентальной Европы.
В период средневековья заметную роль в геграфической науке сыграли арабские ученые. Начиная с VII в. арабы, жившие на Аравийском полуострове, интенсивно расширяли свои владения и создали могучее государство ( халифат ), культурными центрами которого были Багдад на востоке и Кордова ( в Испании ) на западе. Присоединив к своим владениям Сирию и другие страны, они познакомились с сочинениями античных ученых, сохраненными константинопольским епископом Нестером и его последователями.
Географический кругозор арабов был широким: они торговали со многими средиземноморскими, восточными ( включая Китай ), африканскими странами. Арабские путешественники странствовали по Аравийскому полуострову, Ирану, Индии, Средней и Центральной Азии, Индонезии и др.
Великим европейским путешественником был Марко Поло ( ок. 1254- 1324 гг. ), который провел много лет в странствиях вместе с отцом и дядей и, проехав Малую Азию, Иранское нагорье, Памир, пустыню Такла- Макан, Гоби, оказался в Китае. Впоследствии венецианец побывал в Индонезии, Индии и других странах. Сведения о его путешествиях записаны с его слов в «Книге Марко Поло». В своих странствиях он был в компании купцов, сопровождал особ царского двора, служил у хана и собрал интереснве сведения о странах, которые он посетил. Марко Поло открыл европейцам Восток- такого мнения придерживаются многие историки. В его книге рассказывается о животном мире, растительности, минералах и другихобъектах, причем говориться о многих необыкновенных в то время для европейцев объектах ( напрмер, об обезьянах, слонах, лекарственных травах и др. ), а само повествование местами имеющее налет фантазии, завораживает, собенно когда речь идет о пряностях, слоновой кости и др.
Марко Поло дал правильное представление о географическом положении отдельных стран, островов, полуостровов, заливов и других элементов береговой линии, что обогатило страноведение. Наиболее полезными были сведения о восточном побережье Азии, которое часто неправильно наносилось на карту. «Книга Марко Поло» была переведена на многие языки и долгое время оставалась ценным пособием для всех путешественников в Центральную Азию, Индию, Китай. Ее знал Х. Колумб.
В XII- XV вв. интенсивно осваивали Европейский Север и Северо- Западную Сибирь ( в конце периода ) русы. Особенно большую роль в освоении новых районов сыграл Великий Новгород- оригинальнальная феодальная республика, просуществовавшая с 1136 по 1478 г. За это время новгородцы проникли на Кольский полуостров и в Белое море, на Севрную Двину и в Печорскую тундру. Вслед за ними русские люди вышли на берег Карского моря, поднялись по Оби до р.Таз, где заложили острог, который впоследствии дал начало «златокипящей Мангазее».
В «Повести временных лет» ( Начальной, или Несторовской, летописи ), а также Новгородской, Псковской и других хрониках и летописных сводах содержится масса геграфических сведений. Это данные об отдельных землях и происходящих в них событиях, о необыкновенных явлениях природы- землетрясениях, сильных дождях и крупном граде, бурях и половодьях и др. Содержащиеся в летописях сведения позволяют судить о климате этого периода: они указывают годы засух, сильных морозов, теплых зим, веснних и соенних заморозков и др.
Берестяные грамоты, свидетельствовашие о большой образованности населения. В них содержаться интересные сведения о разных географических пунктах Новгородской земли, проживающих в них народах ( о них можно судить по именам адресатов писем ), хозяйстве, торговле, промыслах и многом другом.
Первым руским путешественником, побывашим в Индии, является Афанасий Никитин ( год рождения неизвестен, умер в 1472г.). Этот тверский купец во время странствия посетил Персию, плавал по Каспийскому, Черному и Аравийскому морям ( путешествие в Индию и обратно соврешалось по разным путям), р. Волге и др. В своем сочинении «Хожение за три моря» он описал природу страны, жизнь и быт индийцев. Это достоверное описание было включено в Троицкую летопись.



Обновлен 03 мая 2012. Создан 29 июн 2006